Теория медитации

#1: Аннотация

«Теория медитации» – концепция, систематизированный субъективный опыт организации творческого труда. Все нижеизложенные материалы имеют исключительно практическое назначение и, несмотря на общее их заглавие, не состоят в идейном родстве с любыми эзотерическими практиками, к которым я отношусь резко отрицательно. И, прежде всего, ко всем известным формам медитации – ментальным ипсациям, открывающим путь либо к помешательству, либо в сети лжепросветленных, но чаще – в пустоту.

Единственная форма медитации, которую готов признать – мышление как наука и искусство, а не хаотичный процесс; истинные плоды медитации – произведения труда. Не имеют никакого значения имя автора и хождения его по мукам. Важен только результат. Прочее – шум.

О стиле изложения: неудобный, трудно пережёвываемый, ибо писал, прежде всего, для себя, и все изложенное применял в работе, а также с целью дать читающему редкую и потому бесценную возможность напрячь свой ум.

И последнее: обретение опыта непрерывно – в данной серии статей последней точки быть не может. Первые были написаны в далеком 2002 году. Я продолжаю работать на ними сегодня и планирую делиться смыслами, по мере их обретения, до последнего вздоха. Надеюсь, так и будет.

Не имеет и малейшего значения – есть ли в этом труде хоть искра ценности. Если можешь что-то сделать (положительное) – обязан это сделать.

© Zaur Isakov, 2017

Подпишитесь на обновления →

#2: Признание

Прошу покоя твоего, терпения и усердия, мой друг, с отсутствием которых практике длительного, ритмичного и плавно возрастающего напряжения всех сил во имя самоисполнения предпочтильнее всякое, за неимением формы лишенное смысла занятие.

Но, во очищение нашего диалога от натуженной состязательной самонадеянности, ради его простоты и питательности, я произнесу правду о себе –

о раздираемом сверкающим воздухом созидания и уютно-душным ароматном поднебесной самоубийце, которому претят пуховые перины бюргерства с его выводящими из саманского равновесия сахарно-пустотелыми удовольствиями, утоляющего жалостливость к себе в пассивно-сером аскетизме, мечтающем о дарующем и поглощающем жизнь океане огня, желая стать его пищей, исчезнув в пламени вовсе, для которого медитация – кратчайший путь к счастью самосожжения.

© Zaur Isakov, 2017

Подпишитесь на обновления →

#3: Предисловие

Теория завершена не может быть вполне – познание, опыт и мышление не прерываются, перетекая из сосуда в сосуд, – писание ее совершается и тобой, намеренно или неосмысленно, но как теория твоя медитация обретает форму, упорядоченность, плодотворность. Это сад мыслей, тело души, значение и звучание твое во Вселенной. Звучание это неустойчиво, аритмично, беспорядочно и противоречиво. Но медитация наделит его гармонией и стройностью, силой и устремленностью к твоей цели – согревающему изнутри пламени, заставляющему двигаться, драться и желать, к твоему богу, прекрасному твоему отражению, к которому стремишься ты, дабы стать с ним единым целым, стать своим богом, исполниться вполне.

Теория – летопись мыслей, бисер значений, нанизываемых на нить твоего тяготения к самому себе. Чем больше их число, тем стройнее их порядок, тем яснее рисунок твоей души.

© Zaur Isakov, 2017

Подпишитесь на обновления →

#4: Медитация

Обнажаю теперь пред тобой и опустошаю ларец добытого старанием жемчуга озарений, растопляю янтарь сокровенных мыслей, раскладываю с любовью разноцветные каменья изысканий и обобщений – не поучения, лишь опыт, которым делюсь с тобой; крупицы его (воспринятые или, напротив, отторгнутые), быть может, привнесут порядок, осмысленность и продуктивность в твою историю, превратив дни-скомканные-наброски и дни-каракули в цельные, стройные и совершенные, приносящие счастье исполненного намерения циклы, что для меня есть

Медитация —

материя;

рождающий замкнутую бесконечность рекурсий противопоставления целого самому себе коллапс, в котором исходное и однородное, отражаясь и искривляясь, расцветает своим единообразным многообразием;

загадка, не имеющая отгадки, неутолимое, стремящееся к разрешению томление, погоня за неуловимым призраком, формирующая линию;

полифоническое соцветие многокрасочных линий, срастающихся в неповторимые орнаменты созвучий твоей и моей жизни, обмениваясь материей с другими узорами, образует рисунок и плоть мироздания, совершается непрерывно тобой, мной, всякой совокупностью, в которой мы признаем или отрицаем жизнь;

ритмы этих линий, проникающие в их мир из своего измерения, обладающих своими красками, пением и смыслами;

вышитый в массивах беспредельной материи тишины бисер знаков и значений, чисел, нот и их созвучий – разрастающийся вкруг единого ствола неутолимого томления организм мысли, питающий и питающийся опытом;

все есть медитация! все есть мышление!

© Zaur Isakov, 2017

Подпишитесь на обновления →

#5: Руны –

слова и язык бога, вершина иерархии смыслов, предел сжатия космоса их в точку, совершенный в каждой линии кристалл символа – идентификатор и семя концепции, знак, но не значение, алгоритм дешифровки которого из сингулярного состояния составляется из нескольких произвольных вех, или стадий, и в качестве первой я использую тезис – упругую, гармоничную, хорошо артикулированную фразу-формулу, озвучивающую линии руны словами разговорного (но, предпочтительнее, универсального) языка. Бутон же смысла раскрывается в легенде: ее время и время-форма, краски, ритмы и текстура штрихов, образы, в коих она материализуется, их сплетения и взаимодействия – концепция, – создается работой по аккумулированию и обработке данных, и гравитацией их осмысления. Легенда есть генокод, сырье, концентрат из которого ты, зодчий, можешь созидать тело своего творения, независимо от рода твоей деятельности. Без этих компонентов твой труд не имеет стержня, осознанности, а плод твоих стараний – жизни и значимости, а значит и полезности.

Твоя теория медитации, а стало быть, вся жизнь, есть ожерелье, составленное из этих кристаллов – добытые тобой минералы смыслов, частью уникальные, но, в большинстве своем, тождественные плодам изысканий других модулей (о модулях – позже). Следовательно, необходима библиотека рун. Для тебя – это дневник твоих мыслей, впечатлений и переживаний. Для всех – каталог рун.

Примеры рун:
01-БогБог
02-ЛюциферЛюцифер
03-СознаниеСознание
05-ОкоОко
04-ДжокерДжокер

© Zaur Isakov, 2017

Подпишитесь на обновления →

#6: Ритуалы –

вехи репетирующихся циклов медитации – основа мастерства; их содержание (паттерны), последовательность, при дисциплинированном соблюдении режима и педантичном исполнении, определяет качество и скорость производства продукта труда; наиважнейший, хотя и наиболее прозаичный элемент медитации, но, одновременно, и большинством пренебрегаемый: посредственность – не генетический дефект, а отношение к ритуалам и паттернам, к труду и его организации.

К примеру, система ежедневных музыкальных занятий выверена до малейших нюансов. Хитрости, несомненно есть, но их немного. Огромную роль играет педагог, задача которого – передать знания (и проблема возникает в том случае, если он ими не располагает в полной мере, занимаясь музыкой от лени заняться чем-то другим, и педагогика для него лишь дополнительный доступный источник дохода). Способности к музыкальному исполнительству есть почти у всех. Виртуозность определяется бережным отношением к этим нюансам и вовлеченностью (а не склонностью, или способностями; большинство музыкантов лишь думают, что увлечены своим ремеслом по-настоящему, но в действительности, как, скажем, в большинстве браков, это не любовь, а привычка, лень и нежелание перемен; иными словами, большинство имитирует вовлеченность, находясь в полусознательном состоянии, принуждая себя к рутинному, ежедневному баловству – посредственность есть характеристика отношения, а не способностей).

День любого музыкального исполнителя (имею ввиду не кривляющихся бездарных клоунов, которые сами себя величают певцами и музыкантами, заполонивших своими воплями, вульгарностью, ограниченностью все медиапространство, а мастеров) начинается с гамм. Простой ритуал, известный всем, как и паттерн его исполнения. Казалось бы, за десятилетия практики каждый, без исключения, должен исполнять их идеально во всех смыслах, иного быть не может… Но в действительности это не так. По гаммам можно сразу определить – посредственность перед нами, или маэстро. Удивительно: одни и те же гаммы играют тысячи музыкантов изо дня в день всю свою жизнь, по одним и тем же правилам и критериям. Но отчего тогда исполнение единиц из них вызывает восторг, а от игры других хочется уснуть, или сбежать, заткнув уши?..

Дело в таланте, скажешь ты? Как бы не так. Во-первых, талант, в большей мере имеет вес в композиторском деле, ибо композитор создает смыслы (спорно, но таково мое убеждение). Но исполнительство сродни спорту, мастерство здесь выражается в ловкости обращения с музыкальным инструментом и прочтении замыслов автора. И то и другое не требует сверхъестественных физических и умственных данных. Здесь не нужны мышцы, как у штангиста – скрипка и смычок почти ничего не весят, а пианист и вовсе использует лишь вес собственных рук. Да и прочтение музыкального содержания, по сути, дело не хитрое – главное не допускать лени ума. Редко можно найти нормального, ментально полноценного человека, который, скажем, прочитав «Преступление и наказание» за буквами не увидит мысли. Так и в музыке – все более или менее очевидно в том случае, если практикующий ее исполнение уделяет ей часть каждого дня своей жизни. Но и тут беда – единицы из тысяч эту мысль считывают и воспроизводят.

И количество часов ежедневных занятий не является определяющим фактором. Скажем, можно заниматься по 14 часов и в первую неделю разучиться играть вовсе, а на вторую – переиграть руки (в музыкальном исполнительстве, как в любом спорте, есть свои травмы). И на этом все – путь в мире музыке можно считать завершенным. А ведь этим грешат очень многие офисные сотрудники, которые работают те самые 14 часов, 6-7 дней в неделю, приходят раньше всех, уходят позже всех, соревнуясь со всеми и, главное, с себе подобными в самоистязании и сублимации.

Безусловно, количество часов занятий, или работы, важно. Допустимо трудиться и 12, и 14 и даже 18 часов. Но главное в другом – из каких ритуалов эти часы складываются.

Возьмем иной пример, более распространенный и понятный – работа штатного дизайнера. В большинстве случаев рабочий день рядового дизайнера складывается из следующих ритуалов:

1) опоздание на 30-60 минут (и более) – редкий дизайнер пунктуален, редко пунктуальность дизайнера обусловлена внутренней дисциплиной;
2) чашка чая, или кофе, чтение почты, проверка социальных сетей, обмен новостями с коллегами;
3) вот уже полдень, а дизайнер еще ничего не произвел; его мозг только начинает перенастраиваться на работу, и как только, казалось бы, мозг худо-бедно разогрет – обед;
4) и вот уже половина рабочего дня позади, толком ничего не произведено, а после обеда мозг хочется немного вздремнуть, и вот еще час производства проходит в полубессознательном состоянии;
5) и, наконец, в интервале с 16.00 до 17.30 начинает что-то такое полезное происходить; и если на время назначено какое-то совещание, или кто-то из коллег решил развлечь остальных пустой беседой не по делу, можно считать, что работодатель в этот день проспонсировал дизайнера, который ничего толкового не произвел взамен;
6) в 18.00 происходит нечто воистину магическое – некоторые дизайнеры подскакивают со своих кресел, будто вез день просидели на кнопке и только вот сейчас заметили, и как ошпаренные мчаться домой (будто забыли утюг включенным и тоже, вот только сейчас вспомнили), а другие начинают изображать бурную деятельность, ибо совесть жжет изнутри – ведь день оплачен, а продукт не произведен; но работа после работы – смех да и только, а еще хроническая усталость и как итог – отвращение к работодателю.

Описанные выше пункты – это ритуалы, из которых составляется посредственный день посредственного дизайнера. И он повторяет этот цикл, редко отклоняясь от привычного либо в страхе увольнения, либо после ударов плетью руководителя. Но… если ты дизайнер, если ты так относишься к своему работодателю – увольняйся сейчас же, уступи место тому, кто действительно хочет и умеет трудиться; меняй профессию сейчас же – ты занимаешься тем, что тебе противно, неинтересно, иначе как объяснить такое отношение к делу?!

Возникает вопрос: а как должно быть? В целом – ритуалы для конкретной деятельности определенного автора выстраиваются по принципу прецедентов и протоколов. Конкретизирую на примере того же дизайнера…

Продолжение следует...

© Zaur Isakov, 2017

Подпишитесь на обновления →

#7: Паттерны –

упакованный, каталогизированный опыт решения задач: стоимость работы определяется трудоемкостью, составляемой, преимущественно, из рутинных, выполняемых механически операций, поддающихся регламентированию, универсализации и автоматизации – иначе, упаковке в паттерны, формировать, уточнять и дополнять которые следует непрерывно, при создании любого продукта.

Трудозатраты в любой работе составляются, преимущественно, из рутинных задач. Любая рутинная работа поддается обобщению, автоматизации – иными словами, упаковке в паттерны, которые следует создавать при решении любой новой задачи и уточнять, обогащать их при решении подобных задач. Такой подход сокращает стоимость, сроки производства продукта труда, повышает его качество, а главное, повышает долю времени, в течение которого автор созидает и мыслит по-настоящему, а не материализует часами, днями, месяцами задуманное в короткие часы творчества.

Многие проблемы и беды нашего мира происходят из забвения, полусознательных мыслей и поступков. Мир станет чище, добрее, если забвение все чаще будет нарушать истинное созидание, и будет обогащаться мудрость каждого, в которой кристаллизуются его плоды.

Но все хорошо в меру, и полная автоматизация более губительная, чем ее отсутствие: недопустимо терять контроль, недопустимо, чтобы забвение ума превратилось в забвение рук. Назначение паттернов как раз в обратном – вывести мастерство исполнения на качественно более высокий уровень за счет большей осмысленности, дисциплины, оптимизации работы (исключения лишнего, ненужного, вредного для мастерства).

Продолжение следует...

© Zaur Isakov, 2017

Подпишитесь на обновления →

#8: Фантом —

объект томления: в созидании – призрак смысла в форме предвосхищения разрешения, в быту – дымка образов, примитивное и грубое с художественной и концептуальной точки зрения, бесплотное, неочерченное, весьма туманное и путанное, как правило, соединяющее воедино несовместимое и неродственное по сути (отчего все беды, погоня за правдой и счастьем неверными путями) понятие, сердцевина которого – ложь и обман; черный квадрат в действии, Мефистофель всякого движения: томление о неуловимом отражении, о его лжи, увлекает в туман фантома, который, растворяясь, возбуждая новое тяготение на прахе и рубцах старого, оказывается на противоположной стороне под дьявольский хохот Джокера.

© Zaur Isakov, 2017

Подпишитесь на обновления →

#9: Концепция –

фантом смысла; точка пространства, пределом сжатия которого является черный квадрат (мысль о боге), а форма его эквивалентна всякому мышлению – сферична.

Созидание обратно чтению концепции: автор сжимает космос в руну, из которой зритель начинает движение. Но оба пути эквивалентны и зеркальны внутри (черный квадрат), происходят из неизвестности, сингулярности, призрачного оттенка. Оттенок этот обретает время и превращается в линию, движение вдоль которой дешифрует сжатый в точке смысл. Но всегда это движение от себя к себе: исходное и конечное зеркально идентичны.

Подпишитесь на обновления →

#10: Любовь –

созидание, растрата (aliis inserviendo consumor); исход этого пути не сулит наград, фейерверков, победного звучания фанфар, покоя победителя – приносящий себя в жертву в конце остается ни с чем, как опустошенный и ненужный никому расколотый сосуд; в этом суть и цена совершенного им выбора – боли, изысканий, эйфории, отчаяния, истощения, озарения и тьмы;

это абсолютный переход, не творческие ипсации от скуки ради тщеславной щекотки и заполнения пустоты, а осмысленное, хладнокровное самоубийство, отрешение – в каждой минуте; проклятие, от которого никак не исцелиться;

созидающий ради счастья, вкусностей и сладостей побед – следует в пустоту без всякой ценности и смысла; творить во имя награды – лукавить, исповедуясь богу; мученик, облизывающийся на пряники бюргерства – сер и ничтожен: перед тобой бездна – ступишь и погибнешь в пустоте без надежды и заверений вспыхнуть яркой звездой; но не стой у края, облизывая красивые мечты.

© Zaur Isakov, 2017

Подпишитесь на обновления →

#11: Бог –

сердце каждой отдельной концепции и всей совокупности смыслов.

Вектор томления направлен к истине через погружение в туман фантома, и сошествие к истокам, к сути ведет к фантому бога: жизнь – движение – устремлено к богу; обретение истины – его итог и исход, предел жизни, смерть всего. Путь к сохранению жизни – склеить ее с ложью, подвернуть, подменить, дабы голод был неутолим и гнал вперед: пожирающая свой хвост змея, круговерть фантома, возобновление и непрерывность жизни.

Обретший истину, обретший покой обращается в камень, не пылает, замирает. Гармония – итог и смерть...

Perpetuum mobile: чтобы создать жизнь, бог приносит в жертву себя, перестает существовать. Но жизнь стремится к богу, к истине, к обретению. В идее жизни – идея бога. Потому, быть может, жизнь – кокон, зерно, из которого снова рождается бог, снова обретая себя, погибает, и, дабы жить, снова обращается в прах. Жизнь бога – бесконечно малое и бесконечно протяженное мнгновение из которого все происходит и в которое все исходит. Смерть бога рождает жизнь. Смерть жизни в боге. Мы создаем бога сейчас, мы сознаем в нем свой исход, но страх не сковывает нас – мы сознаем себя прахом бога и стремимся раствориться в нем. Это очаг и энергия движения – бог посеял самого себя во прахе жизни, чтобы родиться вновь.

Время и вечность – замкнутая бесконечность, где истина – ложь, где смерть – новое рождение.

© Zaur Isakov, 2017

Подпишитесь на обновления →

#12: Человек –

слово; рожденное из бездны тишины томлением однажды, срастается с другими в мыслей кружащийся, сферический поток; аккорд прекрасный вспыхивает в бездонном мраке и замирает мыслью, рисунком, руной навсегда;

но почему одними устами не могут быть произнесены все слова и одной рукой нарисованы все руны? почему каждое новое разрешение перерастает в тяготение, и ноты, части и аккорды соединяются в ткань, в музыку?

быть может ищущий покоя, разрешения, произносит новые и новые слова, и в каждом новом – его надежда, мольба, тепло, невыносимое томление и, пусть на миг, освобождение, иллюзия, обман, мираж, растворяющийся в бесконечном холоде обмана? неужели Джокер ускользает и от него с той же неизменной насмешкой? неужели и он вечный пленник фантома, слепец во власти иллюзий? что если Джокер не бес, не черт, а горькая последняя слеза того, кого уж нет, а живы лишь его боль, горечь его ухмылки и слеза.

Иллюзии поглощают друг друга, в итоге исчезает все: все краски, смыслы и слова, и замерзают узором в бесконечности. Но за спиной опять – неуловимый, ускользающий фантом и его ухмылка.

© Zaur Isakov, 2017

Подпишитесь на обновления →

Подпишитесь на обновления ленты статей "Теория медитации"